«Телеграм» — «рассадник» заговорщиков и преступников!

«Телеграм» — «рассадник» заговорщиков и преступников!

Стражи порядка на улицах Тегерана хорошо знают ту цену, которую необходимо было заплатить за восстановление спокойствия на столичных улицах и проспектах. Точно также как знают ее и те, кто невинно пострадал в ходе охвативших страну в декабре-январе 2018 года беспорядков. Знакомы с ней те, кто был захвачен в заложники и кто, увы, погиб в результате стрельбы прямо в здании иранского парламента. Позднее выяснилась причастность ИГ (запрещена в РФ — прим. ред.) к упомянутым событиям (речь идет о терактах в столице Ирана летом 2017 года — прим. перев.). Еще одно существенное наблюдение — позже силы безопасности установили, что действия и организаторов терактов, и организаторов беспорядков координировались из одного и того же источника, который стал своего рода единым центром для тех, кто в те дни был намерен создать угрозу и нанести ущерб национальной безопасности нашей страны. И имя этого таинственного злодея — не что иное, как мессенджер «Телеграм»!

На функционирование соцсети в декабре прошлого года, как раз в разгар беспорядков, были введены временные ограничения, и после этого ситуация сразу «таинственным образом» нормализовалась. А когда ограничения снимались, беспорядки возобновлялись снова — и, чтобы их локализовать и повторно вернуть спокойствие на улицы, понадобились жизни трех сотрудников сил правопорядка и одного военнослужащего срочной службы. Однако жертвы по устранению новых возможных беспорядков и погромов могут быть намного больше. Ведь все случившееся убедительно доказало — «Телеграм» должен быть заблокирован навсегда, а его место должен занять мессенджер, которым будут руководить в самой стране, а не из-за ее пределов.

Спору нет, «Телеграм» — мессенджер, который дает в распоряжение пользователей множество разных функций. Однако инцидент с захватом заложников в здании парламента, а также теракт возле мавзолея Имама Хомейни показали: «Телеграм» — это далеко не только мессенджер. И далеко не случайность, что данное приложение предоставило так много бесплатных услуг и функций в распоряжение большинства именно иранских пользователей. Дальше — больше: раскрывались все новые направления, благодаря которым операторы приложения вольно или невольно становились соучастниками тех событий, которые поставили под угрозу безопасность всей страны. Это стало очевидно в ходе беспорядков зимы 2017-18 годов, которые направлялись из «Телеграма», вплоть до его временной блокировки, после чего спокойствие возвращалось на улицы городов. То, что это не было случайным совпадением, стало ясно сразу после того, как волнения вспыхнули повторно, когда блокировка была снята — погибли несколько мирных граждан и сотрудников сил правопорядка. Все это снова направлялось и руководилось посредством «Телеграм». Новые волнения поставили важнейшие структуры страны, отвечающие за безопасность, такие как, например, министерство информации и нацбезопасности или Высший совет национальной безопасности ИРИ перед выбором: или мы оставляем у себя «Телеграм», включая все его риски и угрозы для безопасности страны (и также будем платить за это очень дорогую цену в виде человеческих жизней, материальных ресурсов и новых расходов на поддержание правопорядка) или же ищем и создаем альтернативу — свое собственное подобное приложение. Кажется, второе выглядит разумнее первого. Именно поэтому последние дни новогодних праздников Ноуруза (иранского Нового года по солнечному календарю — прим. перев.) в СМИ на повестке дня снова вопрос об ограничениях функционирования «Телеграм» и замене его аналогичной национальной медиа-системой.

Противоречивая позиция президента — в чем причина

«Поле для общения людей с внешним миром должно сохраниться. Мы не ставим цель закрывать соцсети, как и ограничивать их работу. Вот перед вами и министр: он дает слово народу, что никогда не посягнет на свободу соцсетей и не будет инициировать введение против них ограничений». Это фрагмент первого выступления Роухани (после переизбрания на пост президента — прим. перев.), и посвящено оно было как раз гражданским правам. Доктор Хасан Роухани и министр связи и информационных технологий, чуть ранее они оба, когда в народе ходили слухи о приближающемся «закрытии «Телеграм», косвенно намекали на то, что они против введения ограничений относительно этой социальной сети. Предлогом к этим возражениям стало возможное нанесение ущерба предприятиям, бизнесу и предпринимательству. Однако при этом очевидно, что органы госбезопасности страны, такие как Высший совет национальной безопасности и министерство информации, обе структуры, прямо подотчетные правительству во главе с президентом, выступают за введение против «Телеграм» и ему подобных структур ограничений. И тогда непонятно, на чем основан вышеупомянутый жест президента, а также министра связи и информационных технологий, высказавшихся против «закрытия «Телеграм». Ведь усилия двух подотчетных правительству госструктур, отвечающих за госбезопасность, по введении ограничений против соцсетей, которые за годы своего существования доказали, что представляют угрозу для национальной безопасности, не могли и не могут предприниматься без ведома президента страны, который, по Конституции, возглавляет правительство. Отсюда логично предположить, что и само правительство выступает «за», а не «против». Но эту ситуацию можно изучать и «раскапывать» и с другой точки зрения.

«Гиперболизация» обыденной проблемы

Переход доллара через отметку 5000 туманов (неофициальное название, эквивалентное 10 риалам, национальной валюте Ирана — прим. перев.), а курса серебра — через отметку в 1,6 миллиона туманов, а также невыполненные обещания по облегчению жизни народа после снятия санкций по «ядерной сделке», — все это грозит столкнуть правительство с тем, что принято называть «гласом народа» или «общественным мнением». Сегодня люди, поверившие обещаниям улучшений условий жизни и отдавшие на выборах свои голоса за доктора Роухани, хотят знать, что же происходит в органах власти. Почему курс национальной валюты падает до самой низкой за всю историю отметки, меры по защите отечественных товаров не работают, а также почему «ядерная сделка» принесла еще более сильную инфляцию и продолжение падения курса риала. Заигрывание с оппозицией в подобных условиях может спровоцировать искусственную поляризацию общественного мнения. А некоторые государственные или проправительственные СМИ лишь усугубляют ситуацию, когда прибегают к методу, известному в медиа-технологиях как «гиперболизация»: метод или тактика, при которой лишь одно действие органов власти (указ президента, постановление правительства, закон, принимаемый маджлисом), в общем-то достаточно обыденное и простое (как закрытие или «незакрытие» некоего приложения для одной из соцсетей, для которой, в общем-то, существует масса альтернатив) гиперболизируется настолько, что в его «тени» можно и забыть основные проблемы общества.

«Дом родной» для преступников и террористов

Эмоции подобного рода в отношении «Телеграма» отнюдь не свойственны одному лишь Ирану. Многие специалисты в области кибербезопасности критикуют данное приложение в основном из-за того, что оно обладает весьма большим набором ключей для шифрования данных на своих серверах. Мэтью Грин, специалист по дешифровке данных из университета Джонса Хопкинса, как-то написал на свой страничке в «Твиттере» по поводу «Телеграм»: «Система шифрования данных в «Телеграм» и ее надежность — это как заноза в глазу. Неспроста приложение используют и террористы и прочие сомнительные элементы, и как средство связи, и как орудие пропаганды, и как виртуальную среду для распространения фейковых новостей».

Сейчас к проблеме «Телеграм» обратился один из районных судов в России. Он потребовал от модераторов приложения, чтобы те самые ключи, которые используются мессенджером для шифрования данных, были предоставлены в распоряжение надзорных органов. Напомним, подобное требование относительно «Телеграм» уже выдвигал в прошлом году Роскомнадзор, и оно было тогда отклонено администрацией мессенджера. Но сейчас ситуация уже иная — законность повторных требований надзорных органов к «Телеграм» подтвердил российский суд. В данный момент, помимо того, что «Телеграм» обязали заплатить штраф, Роскомнадзор обязывает администрацию соцсети предоставить ключи для шифрования в распоряжение надзорных органов в ультимативный срок — в течение 15 дней. Если «Телеграм» снова уклонится от выполнения данного требования, его серверам грозит блокировка на территории России.

А некоторое время назад, на Всемирном эконмическом форуме в швейцарском Давосе, подобные обвинения в адрес «Телеграм», как средства коммуникации и «пособника» террористов и экстремистов высказала и премьер-министр Великобритании Тереза Мэй. Она прямо назвала «Телеграм» «домом для преступного мира и террористов». Она сказала буквально следующее: «Подобные мелкие площадки, как «Телеграм», нужно призвать к сотрудничеству. Потому что ни одна компания не захочет, чтобы ее сайт или приложение стали любимым ресурсом террористов».

Источник

Популярное
Городские события
Спорт
Происшествия