Шокирующее, хотя и ожидаемое интервью Джеймса Коми

Шокирующее, хотя и ожидаемое интервью Джеймса Коми

Бывший директор ФБР Джеймс Коми в воскресенье вечером во время весьма резкого и обличительного интервью с Джорджем Стефанопулосом на канале ABC назвал президента Дональда Трампа «морально непригодным для должности президента», лжецом, человеком, который «не отражает ценностей», заложенных в основе Соединенных Штатов.

«Человек, который видит моральное равноправие в Шарлоттсвилле, заявляя, что с нравственной точки зрения стороны произошедшего там конфликта равны; который говорит о женщинах и относится к ним, словно это куски мяса; который постоянно лжет по-крупному и по мелочам и требует, чтобы американский народ в это верил — этот человек по причинам нравственного характера не подходит для того, чтобы быть президентом Соединенных Штатов, — заявил Коми. — Наш президент должен воплощать ценности, которые лежат в основе нашей страны, уважать их и придерживаться их. Самое главное — говорить правду. Этот президент не способен этого делать. Он морально непригоден для того, чтобы быть президентом».

Коми также дал основание предположить, что Трамп препятствовал правосудию и сказал, что не может сказать, есть ли у России компромат на президента.

Это интервью является первым из многих, позвучавших на этой неделе в рамках проводившегося в СМИ блиц-опроса мнений о книге книги Коми A Higher Loyalty («Более высокая лояльность»). Воскресенье началось с того, что Трамп разразился в «Твиттере» тирадой о Коми, которого он уволил в мае 2017 года, назвав его лжецом и лжесвидетелем «неработоспособным», «не умным!» и «худшим за всю историю директором ФБР». Учитывая закономерность развития событий в прошлом, слова, произнесенные Коми в специальном часовом интервью, в ближайшие часы и дни, вероятно, вызовут в Белом доме еще большую ярость.

Интервью Коми было одним из самых ожидаемых за последнее время новостных событий, и многие из его заявлений о президенте заслуживают внимания — особенно если они звучат из уст такого заслуженного и пользующегося большим уважением сотрудника правоохранительных органов и преданного республиканца, как Коми.

Но что, возможно, более поразительно, это то, насколько обычным является большая часть того, что сказал Коми. Большинство избирателей в стране давно пришли к выводу, что президент постоянно лжет и не годится на роль президента. Его женоненавистничество и нравственная неустойчивость, увиливание от прямых ответов в таких вопросах, как превосходство белых, в достаточной мере проявляются в его публичных заявлениях, и нет никакой необходимости в том, чтобы, кто-нибудь наподобие Коми на это указывал. Как ни поразительно это звучит из уст Коми.

В интервью также улавливалось то чувство сюрреализма, которое в основном пронизывало политическую жизнь Америки на протяжении последних двух лет. Коми был в центре многих крупных событий, происходивших в тот период — в том числе расследование «дела», связанного с электронной перепиской Хиллари Клинтон, расследование вмешательства России в выборы и, конечно же, его собственное увольнение. Но он реагировал на эти события с таким же изумлением, что и люди, наблюдавшие все это издалека. Взгляд изнутри необычайно похож на взгляд снаружи.

Когда Трамп взял и предложил России опубликовать электронную переписку, похищенную хакерами у Клинтон, Коми сказал: «Я думаю, что вопросы, которые мы задаем себе, а именно — кто-нибудь, штаб Трампа, как-то взаимодействует непосредственно с русскими?»

Когда он заметил сходство в стиле работы команды Трампа и главарей мафии, он подумал: «Это безумие». Брифинг, на котором он докладывал Трампу о досье Стила, был «действительно странным…. Для меня это было почти внетелесным опытом. Я плыл „над собой″, глядя вниз и говоря: „Вы сидите здесь, рассказывая новому президенту Соединенных Штатов о проститутках в Москве″». Когда он узнал, что его уволили, это его не столько разозлило, сколько вызвало недоумение. «Это безумие. Как такое может быть?». Когда на следующий день Трамп принимал в Овальном кабинете министра иностранных дел России и российского посла и сказал им, что после увольнения этого «чокнутого» Коми, с него сняли давление, Коми был обескуражен: «Это безумие».

Все это действительно — сумасшествие. По причине резкости и прямоты Коми в интервью было несколько еще более интересных и убедительных моментов. Когда Стефанопулос отметил, что Трамп отрицает, что оказывал давление на Коми, чтобы тот прекратил расследование в отношении уволенного советника по национальной безопасности Майкла Флинна, Коми ответил: «Ну, что тут поделаешь? Он оказывал давление». (Потом Флинн признал себя виновным в даче ложных показаний следователями ФБР и сотрудничает со специальным прокурором Робертом Мюллером). Некоторые ключевые вопросы остаются, сказал он, столкновения между Трампом и Коми. И то, что Коми говорит и как себя ведет, заслуживает большего доверия — как и то, каким он изображает Трампа, что согласуется с публичным образом президента. Коми говорит, например, что Трамп жаловался, что расследование «дела России» «мешает ему и не дает возможности заключать сделки для страны», что звучит синтаксически точно и типично.

Коми не сказал, считает ли он, что Трамп препятствовал правосудию, но сказал, что русло, в которое Трамп направлял расследование в отношении Флинна, было «доказательством препятствования правосудию», и обратил внимание на то, что «предлог» под которым его уволили, «исчез». Он оправдывал свое решение отправить записи о своих встречах с президентом другу, чтобы передать их средствам массовой информации, и особо подчеркнул, что эти записи не были секретными, вопреки неоднократным утверждениям Трампа о том, что Коми слил секретную информацию. Он сказал, что надеялся, что будет назначен специальный прокурор, и пытается организовать дебаты по поводу возможного увольнения Мюллера.

«Я надеюсь, что это послужило бы сигналом тревоги и вызвало бы настороженность в связи с тем, что это его самое серьезное наступление на принципы верховенства закона, — сказал Коми. — И это было бы чем-то, что вся наша страна — опять же демократы и республиканцы, что выше всех обычных политических баталий. Речь идет о ценностях нашей страны и верховенстве права. И это стало бы вечным позором для республиканцев (партийцев), если они не смогли увидеть этот усиливающийся натиск и защитить принципы верховенства закона».

Стефанопулос довольно долго настаивал на том, чтобы Коми объяснил свои решения во время расследования дела с электронной почтой Хиллари Клинтон и в частности — свое решение публично возобновить расследование 28 октября 2016 года, что, по мнению Клинтон и некоторых аналитиков, стоило ей выборов. Коми уже изложил свое несколько вымученное объяснение того, почему он сделал то, что сделал, и создается впечатление, что он сожалеет о том, как все сложилось. Именно за это Коми якобы и был уволен, а его решения подверглись критике со стороны бывших представителей Министерства юстиции из числа членов обеих партий. Коми сказал, что он все равно принял бы те же решения, которые принял, но в его объяснении нет ничего нового, что могло бы убедить сомневающихся.

В один из самых ярких и острых моментов интервью Коми сказал, что до сих пор не знает, есть ли у России компрометирующие материалы на Трампа.

«Думаю, что это возможно. Я не знаю. Я никогда не думал, что буду так много говорить о президенте Соединенных Штатов, но это возможно, — сказал он. — Это потрясающе, и я не хотел бы этого говорить, но это всего лишь — это правда. Я не могу этого сказать. Это всегда поражало меня и до сих пор кажется мне маловероятным, и я был бы в состоянии сказать это с высокой степенью уверенности о любом другом президенте, с которым я взаимодействовал, но в данном случае я не могу. Это возможно».

Кульминацией интервью стал вывод Коми о том, что Трамп не подходит на роль президента. Он отверг идею, высказанную некоторыми, согласно которой Трамп невменяем или страдает старческим слабоумием, что ставит под сомнение его суждения и решения. «Он поражает меня как человек, обладающий интеллектом выше среднего, который внимательно следит за ходом разговора и знает, что происходит», — сказал Коми. Другими словами, проблема не в том, что Трамп не осознает, что делает, а в том, что он-то как раз прекрасно осознает, что делает.

Когда Коми спросили о том, поддержит ли он импичмент, он немного подстраховался. Он не стал бы этого исключать, но сказал: «Надеюсь, что нет, потому, что, как я считаю, импичмент и отставка Дональда Трампа позволят американскому народу уйти от исполнения своего долга, избавит их от обязанности. И то, что, на мой взгляд, они обязаны делать непосредственно, произойдет косвенно, без их участия. Люди в нашей стране должны встать и пойти на избирательные участки и проголосовать за свои ценности». Ответ довольно странный — говорить, что президент постоянно лжет и не годится на то, чтобы быть президентом, и при этом быть готовым оставить его на посту еще на два года.

Оценить политическое влияние интервью Коми и его книги по-прежнему сложно: мнения о Трампе настолько прочно укоренились, что трудно сказать, что именно может изменить общественное мнение. Эти мнения сложились потому, что уже давно имеется множество материалов, позволяющих осуждать президента. Даже обвинение, которое Коми вынес ему в воскресенье вечером, не является новым. Во время президентской кампании Хиллари Клинтон неоднократно называла Трампа непригодным для роли президента.

Однако избиратели — с подачи Джеймса Коми — решили иначе.

Источник

Популярное
Городские события
Спорт
Происшествия