Америка никогда бы не вступила в ЕС

Америка никогда бы не вступила в ЕС

Член Верховного суда США Антонин Грегори Скалиа (1936 — 2016) вошел в историю тем, что не оправдал надежд президента Рейгана. В 1986 году Скалиа попал в Верховный суд по протекции Рейгана (тот и раньше помогал ему с назначениями). Целью Рейгана было создать в этом суде консервативное большинство. Но Скалиа надежд не оправдал — он часто критиковал мнение большинства в резкой форме и постоянно отмечал свое особое мнение при рассмотрении резонансных дел.

При этом к Скалиа никогда не было претензий, в том числе и от самого Рейгана — ведь он старался решать дела исключительно в соответствии с законом. Соображения политической целесообразности никогда не играли для него принципиальной роли. Его история в какой-то мере — это история самой Америки в миниатюре, где суд — реально независимая ветвь власти, и это, пожалуй, первое, чему Украина могла бы поучиться у США. Соблазн каждого нового украинского президента изменить Конституцию «под себя» Скалиа как будто комментирует в своей книге «Scalia speaks: Reflections on Law, Faith, and Life Well Lived» — Конституция США не менялась никогда, как бы ни был велик соблазн что-то в ней изменить. Сегодня Америка отмечает День Независимости. На основе прочитанного у судьи Антонина Скалии «Вести» выделили пять достижений Америки, которые Украине неплохо было бы перенять.

Дух капитализма

«Соединенные Штаты были основаны прежде всего людьми, которые так или иначе бежали из Европы. Люди, которые основали нашу республику, ни в коей мере не хотели подражать европейцам — наоборот, проект американской Конституции в основном заключался в обеспечении того, чтобы американский народ не попал под пяту правительства, устроенного по европейскому образцу», — пишет Скалия и цитирует дальше французского министра иностранных дел начала XIX века Алексиса де Токвилля: «Я уже говорил ранее, что первой, самой важной причиной, которой можно объяснить нынешнее процветание Соединенных Штатов, является происхождение американцев, то, что я назвал их началом. На заре существования американцам повезло: когда-то их отцы установили на земле, где они теперь живут, равенство условий и способностей, что послужило естественной основой для возникновения демократической республики.»

О чем говорит судья? О противоречии между традицией и прагматизмом. Америка создавалась разными народами — с разной верой, традициями и культурой. У них был соблазн, как и сейчас на Украине, навязывать друг другу свои представления о том, что правильно и справедливо, или (план «Б») строить государство на основе доверия и терпимости друг к другу, а также закона и здравого смысла, на основе которого можно построить отношения между людьми. Америка пошла по второму пути — и в итоге у нее самое мощное государство в мире и самая мощная экономика. Украина такая же разная, как Америка, но пока не преодолела «детскую болезнь», в соответствии с которой у нас пытаются определять «правильный язык», «правильную национальность» и даже «правильные политические взгляды».

Христианская этика

«Американцы твердо убежденны, что религиозные ценности лежат в основе любого общественного правления, и следует это признавать, но они также решительно убеждены, что государство не должно контролировать религию ни на индивидуальном уровне, ни на институциональном. Европейцы, как правило, придерживаются абсолютно противоположных воззрений на эти две позиции, будучи убежденными, что политики должны держать свои религиозные воззрения при себе, и в то же время (парадоксально) закрывают глаза на вмешательство государства в дела религии или соединение государства и церкви — например, государственная Церковь Англии или конкордат Италии и Ватикана в пользу католической церкви. И когда дело доходит до индивидуальной свободы исповедания религии, европейцы менее склонны противостоять законам, которые это право ограничивают, как например законы, которые запрещают мусульманским девушкам носить платки в школе», — пишет Скалия.

Что подразумевает судья? Американское общество глубоко религиозно, мало того, в нем много лет присутствовала преобладающая религиозная доктрина — протестантская. Так сложилось исторически — пуритане, квакеры, меннониты, другие протестанты бежали от гонений в Европе в Новый Свет. Они же и составили костяк строящегося американского общества. У протестантов никогда не было «Единой поместной церкви» и вообще какого бы то ни было единства. Но они смогли прекрасно ужиться с иудеями, католиками, православными, мусульманами и представителями других религий, также поселившимися в Америке. Украинское государство пока что пытается вмешиваться в дела духовные, и почему-то в обществе распространено мнение о том, что успех страны зависит от религиозной статистики. Например, от того, сколько православных конфессий будет на Украине, а также появится ли среди них главная — государственная. Хотя правильнее, наверное, отдать кесарю кесарево, а Богу — богово.

Первая поправка

«Первая поправка, которую американцы часто называют бриллиантом в короне под названием Американская Конституция, решительно защищает свободу слова. Американцы доказали себе, что готовы защищать эту свободу от любых недоброжелателей. Американцы доказали, что имеют толстую кожу, которую требует эта поправка, и осознали, что право говорить гораздо важнее права не быть обиженным на то, что говорится. Поэтому, например, когда Нацистская партия Америки планировала пройтись маршем по улицам Скоки, Иллинойс, в 1977 году, ее право поддержал Американский союз защиты гражданских свобод, и это право было подтверждено судами, несмотря на отвращение к посланиям этого марша, — пишет Скалия. — Безусловно, европейцы тоже ценят свободу слова и признают ее важность для функционирования демократии. Но они более склонны подавлять высказывания говорящего, когда это может повлечь за собой волнения в обществе или даже идти против национальной культуры. В ноябре 2002 года Совет Европы одобрил «Дополнительный протокол к Конвенции о киберпреступности», который запрещает распространять в интернете что-либо, что «защищает, пропагандирует либо подстрекает к ненависти или дискриминации». Представитель Департамента юстиции США, в свою очередь, сказал (совершенно правильно), что наша страна не может быть частью этого международного договора из-за Первой поправки.»

Какой вывод напрашивается из слов Скалии? А тот, что Украина — пример самого дремучего в своей «европейскости» государства, которое решает за своих граждан, что можно читать им смотреть, а что нельзя. Да, на Украине — война. Но тем не менее, запрет российских СМИ и социальных сетей, аресты журналистов, попытки цензуры — это не американский поход к проблеме. Американцы полагают, что человек сам может сделать выводы, поэтому имеет право на доступ к максимально широкому спектру мнений и информации. Если какие-то каналы информации оказываются под запретом, внимание к ним сразу возрастает. Когда информация поступает из разных каналов, одному из них куда сложнее полностью завладеть вниманием. А значит, пропаганда как таковая не нужна. Поступки важнее слов.

Тут стоит отметить, что и сама Америка не всегда соблюдала Первую поправку. Вспомнить, например, период Маккартизма — тода коммунистов преследовали за их убеждения. Однако Америка никогда не гордилась этим, и повторения не хочет. Украина же пока считает принятые за последние четыре года решения, ущемляющие свободу слова, правильными. Более того, пытается расширить ограничения для СМИ.

Справедливый суд

«Наши различия снова проявляются в отношении поправок с четвертой по шестую (Билля о правах, — ред.), в которых очерчены наши краеугольные принципы уголовного судопроизводства: право на суд присяжных, право не свидетельствовать против себя, право, защищающее против необоснованного обыска или ареста, право на обязательный судебный процесс, право на очную ставку со свидетелями, дающими показания против обвиняемого, — пишет Скалия. — Еще совсем недавно, в 1993 году Франция защищала использование анонимных показаний перед Европейским судом по правам человека, аргументируя это тем, что свидетели в делах о торговле наркотиками «имеют законный интерес оставаться анонимными», и что права обвиняемого были защищены, поскольку «судья провел слушания и убедился в надежности показаний». Я могу сказать с полной уверенностью, что немногие американцы хотели бы подчинить свою свободу и жизнь французскому или итальянскому уголовному правосудию».

Насколько украинские суды хуже американских? Анонимные показания свидетелей, которые Скалия не одобряет, у нас широко практикуются. Например, целый ряд показаний в деле соратницы Гиркина — Ларисы Чубаровой («медсестры Терезы») СЦЫЛА — давались анонимно (в протоколах сказано — «залегендировано»). «Подавляющая часть свидетелей были залегендированы. Все свои показания они давали за закрытыми дверями. Это означает, что ни прокуроры, ни судьи, ни адвокат никогда не видели этих людей. Возможно, за дверью стоял сотрудник СБУ и представлялся неким персонажем», — говорила потом Чубарова.

Но анонимные показания, разумеется, не единственное различие. Украинский суд разительно отличается от американского, в первую очередь, своей зависимостью от президента, исполнительной власти, а также правоохранительной системы. О последнем, например, свидетельствует статистика оправдательных приговоров. Так, в 2015 году украинские суды вынесли приговоры почти в 96 000 дел, из них оправдательные — в 905 случаях. Это 0,9%. Для сравнения — в США в тот же год было вынесено 47,2% оправдательных приговоров.

Кроме того, украинский суд коррумпирован. Попытки реформирования судебной системы пока что особых результатов не принесли. Плюс в том, что Украина признает эту проблему, в отличие от всех перечисленных ранее.

Местное самоуправление

«Ступив на американскую землю, вы сразу оказываетесь посреди какой-то суматохи: со всех сторон раздаются неясные возгласы, вы слышите сразу множество голосов, каждый из которых говорит о какой- либо общественной проблеме. Все движется вокруг вас: здесь жители квартала собрались для того, чтобы решить, надо ли строить церковь, там идут выборы представителя в органы власти, дальше депутаты какого-то округа спешат в город для того, чтобы принять решение по поводу некоторых улучшений местного значения, где-то еще земледельцы оставляют свою работу и идут обсуждать план строительства дороги или школы… Жители некоторых стран испытывают нечто вроде отвращения к политическим правам, предоставляемым им законом. Для них заниматься общими делами равносильно потере времени, они предпочитают отсиживаться за рвами и изгородями, замкнувшись в своем узком эгоизме. Что же касается американцев, то, если бы они были вынуждены заниматься лишь своими собственными делами, их жизнь наполовину потеряла бы смысл, казалась бы им пустой, и они чувствовали бы себя очень несчастными», — пишет Скалия, опять цитируя Токвилля.

Что он имеет в виду? То же, что и экс-вице-президент США Джо Байден во время своего визита в Киев в декабре 2015. «Важно, чтобы были автономные, независимые штаты, которые решают свои проблемы собственными силами, имеют собственную образовательную систему, правительство, — в рамках объединенной Конституции», — заявил Байден в Верховной Раде, чем наделал шума в патриотически настроенных кругах украинцев.

Для Байдена хорошо понятен рецепт, как сохранить единство страны при максимально возможной автономии регионов (штатов). Ведь он живет во все той же, что и Скалиа, американской системе ценностей.

Если строить демократию с самого низа, предоставляя максимальную автономию объединениям граждан начального уровня — общинам или громадам — люди будут вовлечены в общественную деятельность, и не дадут возможности местным региональным «князькам» строить политику за свой счет. Тем более, они не позволят это делать общеукраинскому «фюреру», кем бы он ни был. При этом люди сами решат, как лучше всего защищать свои интересы, будь то свет в подъездах, ремонт дорог или создание ОСББ.

Настоящая демократия начинается снизу — в этом суть американской политической системы. Украина все еще не разделяет этой идеи и больше концентрируется на угрозах для государства, которые может принести реальная децентрализация. А ведь на самом деле эти угрозы касаются лишь власть имущих — у них останется меньше власти.

***

Разумеется, не стоит идеализировать американское политическое устройство. Везде есть свои недостатки. Также надо понимать, что большинство украинских проблем объясняются фактором роста — наша демократия пока что незрелая. Но учиться вовсе не порок.

В своей книге американский судья высказывает шокирующую мысль о том, что Америка никогда не вступила бы в ЕС, даже если бы она не была отделена морем от Европы, потому что это было бы ущемлением свободы американских граждан. «В последние годы стремление европейцев диктовать, что национальные демократии могут делать, а что нет — как суверенные правительства должны относиться к своим гражданам — выходит за рамки самой Европы, продвигая такие организации, как Международный уголовный суд, — пишет Скалиа. — Я выступаю за права человека и хотел бы жить в идеальном обществе. Но у европейцев намного больше уверенности, чем у американцев, в том, что они знают, что такое идеальное общество, и что их собственное видение такого общества должно разделяться большинством по всему миру».

Источник

Популярное
Городские события
Спорт
Происшествия